Перелёт OVB - DME - OVB или туда и обратно

Понадобилось слетать регулярным рейсом из Новосибирска в Москву, утренним туда и вечерним обратно. Этот перелёт стал для меня первым, ранее доводилось путешествовать только поездами. Собственно, для начала нужно было выбрать наиболее подходящего авиаперевозчика. Просмотрев в интернете одинаково печальные отзывы о российских лоукостерах, выбор пал на екатеринбургские «Уральские Авиалинии» как самую старшую из них с самым большим парком самолётов и общим соотношением цены к качеству. На официальном сайте были приобретены билеты в эконом класс по самому дешёвому тарифу. Утром, на такси, мы прибыли в аэропорт Толмачёво. К сожалению, я не взяла с собой зеркалку и фотографировать пришлось на мыльный iPhone 6.

«Покорение Сибири» скульптора Юнуса Сафардиара в аэропорту Толмачёво.

На стойке регистрации предъявили паспорта и взвесив ручную кладь в виде небольшого рюкзака, получили посадочные талоны и бирку ручной клади на рюкзак. Затем отправились к нужному гейту, указанному на талонах, для прохождения предполётного досмотра.

Небольшая очередь в рентген кабинку и лента для просвечивания ручной клади.

Процесс досмотра довольно прост, рюкзаки и сумки проходят через ленту рентгена, а будущие пассажиры могут либо пройти сканирование в рентген кабинке, либо сняв верхнюю одежду и обувь прогнать её через ленту вместе с ручной кладью. Кабинка быстрее и удобнее, но большинство, боясь обзавестись лишней парой рук, предпочитает второй способ. Пройдя этот нехитрый досмотр мы отправились ждать посадки в самолёт.

Airbus A321-211 в ливрее «Уральских Авиалиний». Регистрационный номер VQ-BCX, серийный номер 1720.

В Москву предстояло лететь на шестнадцатилетнем Airbus A321, когда-то он принадлежал британской компании First Choice Airways. «Уральские Авиалинии» эксплуатируют самолёт с 2009 года. В Толмачёво его подали к телетрапу, после предъявления посадочных талонов нас пустили в недра салона. Салон, конечно-же, оказался не новым. Кое-где отсутствовали декоративные стекла на иллюминаторах, подлокотник соседнего кресла не фиксировался при откидывании, а обеденный столик был слегка поломан на один крепёж. Тем не менее, внутри чисто и более чем тепло, а тем, кому тепло не было, предложили пледы. К единственному минусу можно отнести малое расстояние между креслами, людям с ростом сто семьдесят, вроде меня, и выше, приходится сидеть в импровизированной позе эмбриона, особенно, если впередисидящий откидывает спинку кресла, впрочем сия особенность лоукостеров была нам известна.

Несколько минут руления по взлётно-посадочной полосе и самолёт, взревев турбо-двигателями, устремляется в небо, а местность под ним превращается в Google карты. Ощущения при взлёте как в детстве, когда катаешься на качелях — слегка захватывает дух, ещё немного закладывает уши, пожалуй на аттракционах бывает страшнее. Преодолевая слой облаков старенький Airbus немного потряхивало. На протяжении полёта самолёт довольно часто вибрировал и едва заметно «проваливался» в воздушные ямы, виной тому погода, возраст самолёта или пилот — доподлинно неизвестно. В целом, всё это оказалось отнюдь не страшно, и ощущалось так, будто едешь по ухабистой дороге в обыкновенном рейсовом автобусе до местечковой деревни, только на высоте около десяти тысяч метров.

Вскоре, после взлёта и набора высоты, пассажирам дозволили перемещаться по салону и они стройными рядами отправились в туалет, а бортпроводницы стали разносить напитки. Можно было выбрать томатный или апельсиновый сок из тетрапаков «Добрый», либо обычную минералку. После напитков перешли к раздаче обеда, он включён во все тарифы авиакомпании, так как рейс четырехчасовой пассажирам было предложено «горячее» — с курицей, говядиной или рыбой на выбор.

Касалетка с макаронами, кусочками морковки и говядины.

Помимо касалетки с основным блюдом выдают фирменную коробку, в ней упаковка с одноразовыми ложкой, вилкой и ножом, влажная салфетка, пакетик с чаем и сахаром. Небольшой контейнер с двумя кусочками огурца, долькой помидора и листиком петрушки, булка и вафля со сгущёнкой. Разумеется, это не ресторанная еда, но для лоукостера хорошо даже то, что она вообще есть и в целом не плоха и вполне съедобна. После обеда раздавали стаканчик с кипятком и набор с порошковым кофе, сухими сливками и сахаром, либо пакетик чая с сахаром, на выбор.

Приземление в Домодедово прошло гладко, не считая умеренной болтанки при снижении, шасси практически незаметно коснулись взлётно-посадочной полосы. Едва самолёт снизил скорость пассажиры начали бегать по салону и собирать вещи с багажных полок, на что бортпроводница резонно попросила всех оставаться на местах, так как самолёт не закончил руление на стоянку. В Домодедово обошлись без телетрапа, они заняты более приоритетными авиакомпаниями, вроде S7 или «Аэрофлота», всех погрузили в автобус и повезли в терминал.

Добираться от аэропорта до метро «Домодедовская» (И обратно) лучше всего на 308 автобусе, они курсируют каждые тридцать минут. Микроавтобусы того же маршрута отходят как только наберутся пассажиры, однако билет на микроавтобус стоит около 150 рублей, против 85 рублей за автобус. Плюс в автобусе больше свободного места, есть полки и багажные отсеки для вещей пассажиров, да и сиденья там удобнее (В отличии от сидений в самолете). Автобусы, как правило, ждут на остановках за «маршрутками».

Закончив то, зачем прилетели в Москву, мы вновь отправились в Домодедово. Предполётный досмотр происходил практически также как в Толмачёво, но служба безопасности здесь более пристальная — ощупывают руками, всматриваются в содержимое ручной клади на экранах, могут уточнять содержимое вещей. После прохождения всех формальностей нас погрузили в автобус который двадцать минут простоял у терминала, а затем долго везли по аэропорту куда-то на его задворки. Самолёт вылетел с задержкой, но прибыл в Толмачёво на сорок минут раньше.

Airbus A319-112 в ливрее «Уральских Авиалиний». Регистрационный номер VQ-BTZ серийный номер 3385.

На ночной рейс выпал более компактный борт Airbus A319. Самолёту чуть более десяти лет, с 2014 года он принадлежит «Уральским Авиалиниям», ранее был во владении лизинговой компании AerCap и пакистанской авиакомпании AirBlue.

Салон Airbus A319 VQ-BTZ.

В отличии от VQ-BCX этот борт оказался более целым, здесь ничего не отваливалось, а сам салон показался куда качественнее и новее, однако расстояние между креслами по прежнему маленькое, что не удивительно. Из бонусов — во время полёта не было турбулентности, воздушных ям и прочей болтанки, лёгкий взлет и мягкая посадка. Зависит ли это от состояния самолёта или опытности пилота по прежнему неизвестно. В качестве попутчиков нам достались, по большей части, китайцы. Один из компании занял место рядом с нами, но бортпроводница разрешила ему пересесть к своим и мы летели без соседей, что не может не радовать. В целом, самолёт оказался полупустым, сидящий спереди также куда-то пересел, а один из китайцев сзади разложился спать на все три сиденья.

По обыкновению, вскоре после взлёта разносили соки-воды, затем ужин — рис с курицей или рыбой, на выбор. Китайцы выбрали рыбу. Имелась и традиционная коробка с одноразовыми приборами, овощами и овсяной печенькой вместо вафли. Для китайских товарищей на коробке были иероглифы. После стаканчика кофе свет в самолёте приглушили и все улеглись спать.

После посадки самолёт подали к телетрапу международного терминала, а пассажиров попросили пройти на улицу, до автобуса во внутренний терминал. Через два часа, этим же самолётом, китайцы вылетели в Харбин. А мы, тем временем, отправились домой отдыхать после суток без сна.